Вступление к рассказу о букве «Ж»

О. Сулейменов

Вступление к рассказу о букве «Ж»

Продолжается обсуждение вопроса замены казахской кириллицы на латиницу. В казахстанских газетах читаю статьи под заголовками – «Назарбаев против кириллицы», «Казахстан выходит из-под влияния Русского мира». Вопросительный знак отсутствует, и сразу не поймешь, чего в этих названиях больше – торжества или сожаления.
Вполне возможно, какие-то аналитики вскоре заговорят о начавшемся распаде Евразийского Союза, созданного не так давно по предложению Нурсултана Назарбаева.
О последствиях этой реформы журналисты думают, освещая события и вовсе не связанные с судьбой алфавита. Президент Узбекистана снова посетил нас. В марте побывал с визитом и через сорок дней приехал в Чимкент. Кто-то посчитал, что в этом проявилось стремление южного соседа поддержать Казахстан: «В случае серьезных осложнений с северным соседом нам нужно будет искать союзников на юге. Так было, кстати, в XIX веке, когда казахи боролись за свободу. В частности, Кенесары Касымов базировался именно в Ташкенте». Но при этом автор счел необходимым напомнить, что старший брат Кенесары и отец его были предательски убиты именно там, в Ташкенте. Следовало добавить, что и сам Кенесары был убит в Киргизии, что тоже свидетельствовало о степени надежности тогдашних «союзников на юге». Да и будущих, вероятно, имел в виду автор «Central Asia Monitor».
Но, если говорить серьезно, специалистам, предложившим Главе государства такую реформу, следовало, прежде, полнее изучить опыт первого применения латиницы в тюркоязычных республиках в самое трагическое десятилетие истории СССР: 1929-1939 гг.
Ататюрк мечтал вывести Турцию из-под эгиды средневекового ислама на путь светского развития, поэтому отказался от арабицы. По образу немецкого алфавита ученые создали турецкую латиницу. Освободили словарь от многих арабских и персидских слов, заменив их международными терминами и неологизмами. Это была культурная революция, идеи которой тут же были восприняты первой интеллигенцией советских тюркоязычных республик. Но идеи те не совсем совпадали с ленинскими и совсем не совпадали со сталинскими. Та интеллигенция практически вся была уничтожена. Вместе с расстрелянным поколением погибла сама идея той нашей письменности. Все остаточные 30-е не жила, лишь использовалась обездушенная, обессмысленная латиница, коей не была выражена ни одна великая научная, политическая, экономическая мысль, ни одно гениальное художественное открытие. Какие документы 30-х, написанные латиницей, могли сохраниться в архивах? Доносы, протоколы допросов, приговоры… Та наша латиница возникла и утверждалась в атмосфере нарождающейся сталинской диктатуры.
Вначале 90-х состоялось второе пришествие латиницы в некоторых республиках, которые испытали и первое.
В Азербайджане она сразу включилась в культурный процесс, благодаря предельной близости языков и другим естественным совпадениям. Учению Ататюрка – «светское государство и демократия» – следовали руководители Турции в 90-х – Тургут Озал, Сулейман Демирель. Оно получило поддержку и в Азербайджане Гейдара Алиева, а потом и Ильхама Алиева.
В Узбекистане и Туркмении новая графика сразу затормозилась. Причина, конечно, не только языковая. Ислам Каримов и Туркмен-баши отгородились от такой Турции, даже писателям своим запрещали посещать международные встречи литераторов в Стамбуле, Анкаре. «А что такое «светское государство»? Советское? Вот я знаю «советское шампанское», а светского шампанского не знаю…» (Из беседы с Туркмен-баши). Он при этом понимал, что Ататюрк и его последователи под «светским» имели в виду «демократическое».
Латиница за два с лишним десятка лет столь неактивного использова-ния не прибавила новым государствам ни демократии, ни приблизила их к западной науке и культуре, но отдалила от ближайших соседей.
Нашим специалистам надо бы исследовать этот период существования новой латиницы в республиках Закавказья и Средней Азии. Узнать все плюсы и минусы этой повторной культурной инновации и примерить ее результаты к казахстанским условиям, условностям и очевидным особенностям. Совместить знание об этих этапах использования латиницы, сделать выводы, которые, уверен, оправдали бы нашу Республику, воздержавшуюся в начале 90-х от возрождения латиницы. Казахстан всем поведением своим в сложной международной обстановке (1989-1992 гг.) демонстрировал осторожность, осмотрительность, благоразумие, ставшие базовыми элементами нашей внутренней и внешней политики.
Когда-то сформировал принцип «и – и», который, считаю, вырабатывался в национальном сознании многоплеменного народа нашего.
В какие-то моменты истории случались ситуации, порождающие революционный принцип «или – или».
Принцип «и – и» это мосты между людьми и культурами, а не стены. Принцип «и – и» узнаю и в интернационализме марксистско-ленинского толка, и в западной толерантности (терпимости), и в индийской философии сосуществования.
Этот принцип воплощен в многовекторности нашей внешней политики («и я, и ты, и он»), в согласии и единстве народа Казахстана и даже в новейшем образовательном проекте «Три языка» (казахский, и русский, и английский), согласно которому новые поколения Республики уже к 2025-2030 годам будут владеть тремя языками с помощью двух алфавитов – евразийским (кириллица) и европейским (латиница). А не одного латинского, к чему призывают некоторые пишущие на кириллице.
Считаю этот проект самым продвинутым в современных системах образования. Его реализация значит для культур и общественного развития больше, чем любая азбучная реформа.
В проекте «Три языка» я вижу продолжение развернутой в современность и в будущее идеи Ататюрка, стремившегося вывести свой народ на путь прогресса, чтобы он когда-нибудь вошел в число самых передовых наций Европы.
И я уверен, что не перемена письменности, а полная и грамотная реа-лизация нашего Проекта реально поможет Казахстану приблизиться к самым развитым государствам планеты. Алфавит тридцатых не поможет войти в Тридцатку!
Нынешняя Турция, к сожалению, отходит от намеченного Ататюрком маршрута. В ее общественное сознание упорно насаждается, усиливается исламский фактор. Уже раздаются там голоса о том, что надо отказаться от латиницы, вернуть арабицу.

…История буквы «Ж» потребовала больше места. В продолжении статьи хочу рассказать об истории кириллицы, которая была булгаро-кипчакским алфавитом до христианизации Болгарии в Х веке. Тюркские буквы долго оставались в русской кириллице.
Эта тема, безусловно, требует развернутого обсуждения. Но и сейчас уже очевидно, что есть материалы, позволяющие говорить о двух древне-тюркских алфавитах: восточно-тюркское письмо (орхоно-енисейский алфа-вит) и западно-тюркское (булгаро-кипчакский алфавит). Поэтому можно начинать говорить о том, что кириллица это общее славяно-тюркское культурное наследие.

Алматы, 10 мая 2017 г.

2 Комментарии

  1. Спасибо, отличная статья.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *