Материалы конференции по обсуждению проблемы происхождения языка и первых языковых контактов в праистории человечества» , проходившего 6—7 декабря 2017 года в г.Карловы Вары, организованный Сулейменовым О.О.

К ЧИТАТЕЛЯМ

В первом выпуске года мы начинаем обсуждение масштабной проблемы про- исхождения языка и первых языковых контактов в праистории человечества. 6—7 декабря 2017 года в городе Карловы Вары (Чехия) состоялась выездная сес- сия РУДН, посвященная вопросам глоттогенеза, глубинной этимологии, межъ- языковых и межкультурных взаимодействий этносов в диахроническом аспекте. Ее возглавил известный поэт, общественный деятель, посол Казахстана в ЮНЕСКО, почетный профессор РУДН Олжас Омарович Сулейменов, на про- тяжении пятидесяти лет занимающийся поставленными проблемами на высоком научном уровне. Его гипотеза о том, что промежуточной прародиной человечества стало древнее Средиземноморье, подкреплена многолетними исследованиями и достойна самого широкого освещения и осмысления. Присоединяйтесь к нашей дискуссии на сайте журнала. В этом выпуске перечислены главные трудности, с которыми сталкиваются дети-инофоны в русскоязычной образовательной среде (Астраханский и Иркут- ский регионы), и предложены некоторые способы их преодоления. Наши авторы разрабатывают новые подходы в лингводидактике и межкультурной коммуника- ции. В рубрике «Языковое сознание» представлены экспериментальные данные, показывающие, какие изменения произошли в восприятии китайцев русскими за последние десять лет; как реагируют на ценностный концепт «успех» предста- вители разных поколений; какова разница в понимании отрезков времени у рус- ских и корейцев, вы можете прочитать в этом номере. Наша постоянная рубрика «Художественное измерение» познакомит вас с творчеством известного писателя-билингва И. Абузярова, а статья о сетевой по- эзии расскажет об атипичных нарушениях литературной нормы, создающих мощ- ный экспрессивный эффект. Мы рады новым авторам и интересным статьям. Ждем ваших материалов по адресуhttp://journals.rudn.ru/education-languages. С уважением, доктор филологических наук, профессор В.П. Синячкин, доктор филологических наук, профессор У.М. Бахтикиреева

КОД СЛОВА

О.О. Сулейменов, У.М. Бахтикиреева, М.М. Джусупов, О.И. Валентинова, С.В. Дихтяр, М.Э. Дубровина, О.А. Валикова, Г.М. Исмаилов

Настоящее обсуждение состоялось 3—6 декабря 2017 года в Карловых Варах. Его инициатором стал фонд «Культура» во главе с О.О. Сулейменовым, известным поэтом и признанным мыслителем современности. Участниками полилога выступили ученые из РУДН (д.ф.н., проф. Бахтикиреева У.М., д.ф.н., проф. Валентинова О.И., директор ИГБиТ Дихтяр С.В., PhD Валикова О.А.), Узбекского государственного университета мировых языков (д.ф.н., проф. Джусупов М., к.ф.н., старший научный сотрудник Исмаилов Г.М.), Восточного института СанктПетербургского государственного университета (к.ф.н., доц. Дубровина М.Э.). Центральной темой обсуждения стала концепция О.О. Сулейменова о новом подходе к этимологии как науке. На примере нескольких временных срезов автор реконструирует маршруты передвижения, фонетических модификаций (в некоторых случаях — трансформаций) и ресемантизации слов, приводя иллюстрации и аргументы из собственных многолетних исследований и наблюдений.

  1. ВВЕДЕНИЕ В истории лингвистических учений неоднократно менялись научно-исследовательские парадигмы. Сравнительно-исторический метод, давший лингвистике большую, чем когда-либо, доказательную базу, постепенно сменился структуралистским направлением, сосредоточенным на внутренней жизни языка как замкнутой и самодостаточной системы. На рубеже XX—XXI веков Человек был провозглашен альфой и омегой исследовательского интереса; в науке наступила веха антропоцентризма. Лингвистика начала изучать язык в его тесном взаимодействии с внутренним и внешним бытием человека, его биологией, социологией, культурой. Изменился подход к Слову. Из комплекса архисем, дифференциальных и потенциальных сем оно по праву стало рассматриваться как свидетель человеческой истории со всеми ее коллизиями. «По названиям местностей, рек, гор, островов можно проследить и маршруты передвижения языков по материкам и океанам. Если мы научимся читать Слово. Поэтому вырастает роль этимологии» [1. С. 6]. Данная дискуссия, состоявшаяся в Карловых Варах в период с 3 по 6 декабря 2017 года, представляет широкому читателю новый взгляд на этимологию как науку о происхождении слова. Автор этой концепции — знаменитый поэт, исследователь и общественный деятель Олжас Омарович Сулейменов, впервые в языкознании предложивший рассматривать слово в его генетической связи с графическим знаком-первоиероглифом. По ходу беседы читатель уяснит для себя несколько важных тезисов, в том числе:

— любая письменность в истории человечества зарождалась как знаковая система, в первую очередь выражающая религиозную идеологию;

— древнейшие религии (муническая и солярная) были «запечатлены» в протоиероглифах, спустя тысячелетия породивших символические и рисованные иероглифы и — впоследствии — образную письменность;

— до наступления первого постписьменного периода первописьмо играло языкообразующую роль в жизни человека;

— все языки вышли из диалектов единого языка «малого человечества», промежуточной прародиной которого стало Древнее Средиземноморье. Более полувека О.О. Сулейменов посвятил исследованию этой онтологически значимой проблемы (подробнее см. [1—4]). Результатом многолетней работы стала возможность реконструкции базовых правил первой грамматики древнейших диалектов. Наш полилог — попытка пригласить к обсуждению читателей разных стран, потому что реализация масштабного проекта «Универсальный этимологический словарь “1000 и 1 слово”» возможна лишь при совместных усилиях народов, объединенных общей целью: проникнуть вглубь палимпсеста эпох, узнать о своем прошлом, расширив тем самым диапазон восприятия настоящего. Представленный Вашему вниманию текст является расшифровкой стенограммы. Видеоматериалы дискуссии будут доступны на нашем сайте.

  1. ОБСУЖДЕНИЕ В.Г. Толмачев, вице-президент фонда «Культура»: От имени фонда «Культура» мы рады приветствовать всех участников нашей дискуссии в Карловых Варах. Обсуждение, которое состоится сегодня между участниками встречи, имеет важное социальное, научное и культурное значение. Олжас Омарович расскажет о том, как происходил поиск нового этимологического метода — метода, который позволил бы ученому пойти дальше фонетических совпадений в корневых морфемах в словах разных языков и глубже, чем позволяет «поверхностная этимология». После основного выступления Олжаса Омаровича ожидаются развернутые комментарии наших участников; далее состоится общее обсуждение. Олжас Омарович, Вам слово.

О.О. Сулейменов: Я начинал сразу с Шумера, потом искал тюрков в древнеегипетских словарях, в древнекитайском языке. Иногда находил. Но все это было несерьезно — мне уже казалось так и самому, потому что академики убеждали меня, что это случайные лексические совпадения, не более того. Тогда я затеял проект. Я решил узнать об изначальном происхождении человека и, будучи представителем Казахстана в ЮНЕСКО в течение 12 лет, я занимался этой темой — выхода человека из Африки и его расселения по планете. Этот проект я предложил назвать «Великие миграции в доистории и в ранней истории». В «доистории» — значит до Шумера (IV тыс. до н.э.), тогда условно начинается наша история — с первых письменных памятников. Вид Homo sapiens зарождается примерно 100 000 лет назад в экваториальной зоне Восточной Африки (Кения, Мозамбик). Об этом свидетельствуют данные археологов и палеоантропологов. Когда я добился реализации этого проекта, в 2008 году мы провели первую международную научную конференцию в Париже, по итогам которой издали первый сборник. На этой конференции были даны предварительные сведения о выходе человека из Африки (приблизительный исторический период) и его предположительных маршрутах и средствах передвижения. Homo sapiens — почему я говорю именно об этом виде? Потому, что Homo erectus существовал на Земле более 2 млн лет и вышел из Африки намного раньше. Комментарий редакции. Биологический род Homo зародился в Восточной Африке примерно 2,5 млн лет назад как ответвление более древнего рода Australopithecus. 2 млн лет назад часть из них покинула Восточную Африку и расселилась в Северной Африке, Европе и Азии. Человеческие популяции развивались сообразно ареалу своего обитания. В Европе и Азии закрепился Homo neanderthalensis; в тропическом климате острова Ява осел Homo soloensis; в Азии долгое время (примерно 1,5 млн лет) жил Homo еrectus. Африка дала жизнь еще нескольким видам людей, в том числе Homo rudolfensis, Homo ergaster и Homo sapiens. Одна из новейших археологических находок при раскопках Денисовой пещеры в 2010 году позволила ученым говорить о существовании еще одного вида, который условно назвали Homo denisova. Подробнее о происхождении человека читайте в [5].

Примерно 45 тыс. лет назад человек оказался в Австралии. Были элементарные «плавсредства». Размышляя, мы пришли к выводу, что штормы могли выносить людей к новым берегам на обычных бревнах — одного, другого, третьего; выживающих выбрасывало на какой-либо остров, где они приживались, и появлялась новая разновидность первичного этноса. То есть не было экспедиций, была историческая случайность, из-за которой расходились первичные языки и культуры. Комментарий редакции. Существует теория, что 45 тыс. лет назад сапиенсы с Индонезийских островов освоили технику базового судостроения, что помогло им добраться до Австралии и закрепиться там. Доказательства этой гипотезы косвенны, но все же убедительны. После расселения по Австралии сапиенсы сумели колонизировать океанические острова, находящиеся в сотнях километров от суши. Имеются и доказательства налаженной морской торговли между островами [6].

Вторая конференция прошла в 2011 году в Нью-Йорке. Ее тема — «Заселение Америки». Мы прослушали устоявшиеся мнения исследователей о том, что племена из Юго-Восточной Азии добирались до Камчатки, а оттуда до Аляски. Коллеги считали, что люди сначала заселили Северную Америку, потом дошли до Центральной и спустились в Южную. Но каким образом можно сопоставить культуры америндов Севера и Юга? На Севере обитали охотники и рыболовы, жившие в вигвамах. И вдруг, пройдя в Южную Америку, они начинают возводить миллионные города, как это делали майя. Причем со ступенчатыми пирамидами, как в Шумере. То есть они мгновенно — в историческом масштабе — дошли от вигвама до ступенчатых пирамид? Нет. Следует искать и другой маршрут заселения Южной Америки. Северный подходит лишь для северных индейцев. В 2013 году мы провели третью конференцию в Сеуле. Все эти конференции проходили на базе крупных университетов. В Америке это был Колумбийский университет, в Сеуле — университет Ханьянг. Там я высказал предположение: возможно, некоторые племена пошли в Америку напрямую через океан из ЮгоВосточной Азии. Пошли те, кто знали культуру Древней Передней Азии. Четвертая конференция прошла в Испании, в Гранаде — «Заселение Европы». Все эти конференции были «примерочными», они обозначали направления общей темы, пробные маршруты. Мы узнали, что и Европа пережила несколько «потоков» заселения. В 2015 году в Иерусалиме прошла пятая конференция — «Заселение Древней Передней Азии». Шестую конференцию наметили в Турции, но она была отменена в силу политических факторов. В декабре 2016 года в Париже состоялась конференция «Заселение Малой Азии». В августе этого же года прошла мировая конференция гуманитарных наук в Брюсселе. Однако она носила исключительно абстрактный характер. Не обозначила ни одной новой конкретной темы, что, на мой взгляд, могло свидетельствовать об общем упадке гуманитарной научной мысли в нашем зацифровавшемся мире. Что я вынес из этих конференций как автор идеи и постоянный участник? Гипотезу, которая объясняет многие наши заблуждения, накопившиеся в истории и лингвистике. Я, думаю, определил одну из промежуточных прародин человечества — регион, откуда большая часть этносов с наработанной сообща культурой однажды двинулась на Восток. Это было Древнее Средиземноморье. Когда в среднем палеолите к Средиземноморью из Африки подошли племена вида Homo sapiens, это были уже десятки этносов лунопоклонников. Комментарий редакции. О том, что с древнейших времен религия «вела» человечество вперед, свидетельствуют многие памятники, в том числе монументальный комплекс Гебекли-тепе, возраст которого превышает 9 тыс. лет. Помимо тотемических изображений на стенах сооружения присутствуют абстрактные символы. Некоторые исследователи полагают, что именно возведение культовых сооружений определило будущую аграрную революцию: это требовало длительного времени и скооперированного труда тысяч людей, которые нуждались в пополнении запасов пищи. Возобновляемым пищевым ресурсом смогла стать пшеница [7]. Религия, таким образом, определяла сам жизненный уклад коллектива, а потому предположение О.О. Сулейменова о том, что первые иероглифы наполнялись сакральным содержанием, более чем убедительно.

Лунопоклонничество зародилось на экваторе; солнце еще не почитали там — оно было слишком жарким, знойным, напоминало больше Дьявола, нежели Бога. Когда племена подошли к северным берегам Средиземноморья, они начали уважать теплое светило. И там возникли тайные храмы — палеолитические пещеры, в которых скрывались приверженцы новой веры. Они, конечно, преследовались лунопоклонниками, и их отношения, борьба отражены на стенах этих тайных пещер. Мы видим, как рождаются знаки борьбы с луной : ее зачеркивали, на нее накладывали знак копья  . Как в письме появились зачеркивания? Это, думаю, знак оружия (копья, стрелы), символизирующий уничтожение предмета, который изображен, — зачеркнутая луна. Первая форма изображения Бога — луна-лодочка; такой она предстает человеку только на экваторе. Древние племена стали почитать Быка как земного представителя Луны: его рога своей формой напоминали ночное светило. Бык «назвал» Луну — она не могла назвать себя сама. Быка, в свою очередь, жрецы первых двух племен называли, вслушиваясь в его самоназвание: в одном — «Муун», в другом — «Буун». Эти два первых племени усвоили название Быка и присвоили имя знаку Луны — муун, буун. И каждое племя отстаивало свою форму имени тысячелетиями. В Древнем Средиземноморье собрались почитатели Луны, некоторые из них уже становилась солнцепоклонниками. Убивая Луну — убивая Быка — люди признавали Солнце. Эта традиция до сих пор сохранилась в Испании. Убийство Быка — это отказ от лунопоклонничества, признание Солнца. Тавромахия родилась там и там доживает свои последние годы. Поразительно, но коррида существует уже 50 тыс. лет. Шпага должна пройти строго между рогами Быка прямо в сердце. Все эти знаки сохранились, воплощаясь в обряде. Отрицанием Луны, «пронзенной Луной», стал знак Солнца. Сначала  , а затем  . Следующие поколения жрецов не знали этой логики и гадали: это «солнце с лучом не похоже на небесное Солнце». И нашли гениальный выход, начав изображать не копье в Луне, а рану от копья — красную точку. Круг с красной точкой в Древнем Средиземноморье станет самым распространенным символом Солнца . В письме точка почернела — это видно уже в египетском письме  Ra — «Бог Солнца». Все толкования этого знака, сохранившиеся в словарях, говорят о том, что когдато точка была красной. Я убедился в этом на примерах из древнесемитских, германских, славянских. Только японцы сохранили ее первичный цвет — красное пятно в центре белого флага. В III тысячелетии до н.э. при толковании красной точки в круге  жрецы пришли к выводу, что она не что иное, как «солнышко в чреве луны». Луна перестала быть врагом, трансформируясь в образ матери Солнца. И некоторые племена пошли на Восток на поиски родины Солнца — туда, где Луна рождает маленькое Красное Солнце. Одни племена дошли до Индии, остановившись там, считая, что именно здесь восходило Солнце. Другие пошли дальше, иногда останавливаясь на века. Следующие поколения продолжали идти на Восток, потому что вера не угасала. Китайцы дошли до Тихого океана (а вместе с ними и японцы, корейцы, малайцы, индонезийцы, часть тюрок — огузы). Там они и остановились, вероятно, поняв, что это и есть край земли, хотя горизонт не приблизился. В те времена люди не представляли, что Земля — это шар. Но майя, инки и другие продолжили свое странствие — искать родину Солнца за океаном. Возможно, они, достигнув берега Утреннего континента, продолжили путь, пересекли и Америку в поисках края земли. Они успели принести в Америку культуру Древней Передней Азии, Индии, Древнего Египта, Шумера, Вавилона — даже лексику. Когда нынешние восточные народы появились на последних местах обитания? Об этом можно судить, датируя первые памятники культуры Homo sapiens на пути от Средиземноморья до Тихого океана. Индийские памятники — III тыс. до н.э., Китая — II тыс. до н.э. Более ранних памятников у океана не обнаружено. Теперь я понимаю, почему слова оказываются «мигрирующими», — объяснение этимологии древнекитайских слов я нахожу, например, в германских источниках. В определенный исторический период лексический фонд был общим в силу общности промежуточной прародины — Средиземноморья. Сейчас я излагаю лишь общую схему, которая подтверждает, что мы вправе рассматривать лексические и грамматические совпадения разных языков — западных и восточных — не как поздние заимствования, а как самые ранние. Слово живет не 2 тыс. лет, как считают наши академики. Недавно ушел из жизни Вяч.Вс. Иванов, с которым я имел небольшой диспут в 1964 году. Когда я показал ему свои первые шумерские штудии, он ответил, что это невозможно. Шумер — 6 тыс. лет назад, а тюркские языки возникли лишь 1,5 тыс. лет назад. Более 2 тыс. лет слово не живет. Поэтому шумерский иероглиф tu («родить») — иероглиф рожающей женщины и тюрко-кипчакское tu — «роди», «родись» — это, по мнению специалистов, случайные совпадения. Не верю этому мнению достаточно долго. На протяжении 12 лет работая в Париже, я приходил к Эйфелевой башне. Убежден, что Эйфель был знаком с опубликованным в конце XIX века изображениями шумерских иероглифов, где он увидел идеальную архитектурную модель под названием «ту». Tour по-французски значит «башня» (p почти не произносится). Я думаю, этот знак увидел не только Эйфель, но и древние семиты, которые воздвигали свой город — Вавилон — вокруг строящейся Вавилонской башни. Косой крестик — Бог входит в пирамидальные врата. «Вавилон» («Бабили») — это «Врата Бога». Башня не сохранилась. Описание недостроенной башни не сохранилось. Но ее название «Врата Бога» позволяет предположить ее форму. Ее форма олицетворяет рожающую женщину. Ее руки высоко подняты: она держится за ветвь; ноги разведены в стороны, она рожает — tu. Так Майя родила Будду в тропическом лесу, держась за сук дерева. Когда я был геологом, на берегу Каспийского моря наш отряд задержался около чабанской стоянки, и я стал свидетелем того, как рожала женщина. Она так же держалась руками за аркан, протянутый под куполом юрты. Ее держали за ноги и кричали: «Ту!» А ведь это 1957 год. Слово, как и письменный знак, живет десятки тысяч лет. Когда мы поверим в данную возможность, можно будет составить словарь долгоживущих слов. Ведь даже славянское слово «Бог», возможно, восходит к одному из древнейших названий Луны и Быка, о котором мы говорили. А противоположное — НЕ бог, «небо». Опрокинутый Бог становился небом ( bog;  ne bog > nebo(g). Сравните: Спаси бог! > Спасибо!). И таких примеров набралось множество. «Наш Бог бег», — говорил Маяковский. Готов предложить редактуру — «Бык». Но все рядом. Лингвистам не хватает этого большого базового знания о происхождении человека, его расселения по Земле. Это знание надо пытаться восполнить. Думаю, РУДН может стать в этом смысле пионером. Данную конференцию будем считать выездной сессией РУДН. Итак, во 2 тыс. до н.э. у океана появились китайские иероглифы. Раньше их не было, как и других памятников культуры в этом регионе. Это письмо было принесено с Запада. Совпадение форм, значений и названий с западными письменами уже доказуемо. В Южной Америке появление памятников культуры относится к началу н.э. Мы выдвигаем версию, что человек пошел на Восток из Средиземноморья в IV—III тыс. до н.э. Важно обозначить данную гипотезу, чтобы в дальнейшем подтвердить ее или опровергнуть множеством исследований археологов, антропологов, культурологов, лингвистов. Когда я вывел для себя закон развития (опираясь на данные словарей) носового согласного Н в плавное Л и Р (НЛР), который объясняет массу сходств в словарях, прояснилось многое. В древнесемитском «шамал» — «север». Это же слово с арабами пришло к тюркам, трансформировавшись в «самал» — «прохлада». В арамейском «север» — «самар». Теперь понятно, что «Самарканд» — большой северный город. Вот почему большой русский город на севере — это Самара. Древнейшую форму «шаман» — «север» унесли с собой из промежуточной прародины майя, унесли за Тихий океан. Вот что такое лингвистика и закон НЛР. И таких примеров тысячи в мировых языках. И они многое доказывают: кроме прочего — распространение этносов, взаимодействие культур. Мы начинаем догадываться, какое значение в ранней истории имели арамейцы: «Кент» — это «маленький город», «Кант» — «большой». Шымкент, Ташкент — были маленькие городки. Самарканд, Коканд, Сарканд — большие. Но идем дальше: kent — kelt — kert (керт — «городок» в армянском языке). Вот что такое великие миграции народов, культур, слов, о чем можно судить и по схемам фонетического развития согласных Н—Л—Р. Мы приступаем к периоду обобщений, которому предшествовал длительный период накопления знаний и закономерностей. Пришла пора выходить на большое понимание взаимозависимости истории языков, письменности, культур, религий. Мы привыкли рассматривать лишь верхний пласт истории — с I тыс. н.э., заглядывая в латынь и древнегреческий. В XIX веке приоткрылись древнесемитские источники III—II тыс. до н.э., но и они малопонятны без тех пластов, которые мы осмысливаем сейчас, т.е. без фундамента, способного пояснить и высветить верхние слои истории. В «самой верхней истории» мы знаем лишь одну миграцию, названную Великим переселением народов. Во II—III вв. н.э. произошли «подвижки» племен в Евразии. Кто-то ушел в Европу, кто-то в Иран. В Европе появились гунны. Отчего это все произошло? Мы будем рассматривать ту программу, которая и вызвала эти перемены в верхнем пласте истории — Великий шелковый путь. Китайцы, дошедшие до Тихого океана, принесли шелк из Древней Передней Азии, как и грамматику, цифры, иероглифическую письменность. Они ушли до возникновения буквенного письма, которое возникло в конце II тыс. до н.э. Они нуждались в возобновлении контактов с Западом. Через Евразию с приручением лошади, верблюда в первые века I тыс. н.э. пошли караваны с шелком, фарфором, порохом, бумагой. Так как путь пролегал через заселенные территории, где караваны грабились, императоры вынуждены были нанять тюрков, обитавших в Монголии, которые согласились сопровождать торговые караваны. Тюрки в итоге так увлеклись этим делом, что стали вычищать маршруты, освобождать путь шелку от аборигенов, чтобы дорога для караванов стала предельно спокойной. Они вытесняли местное население и расселялись по освободившимся территориям сами. Это было выгоднее, чем воевать с Китаем, воздвигшим против них Китайскую стену. Не так ли происходило Великое переселение народов? Вероятно, один из китайских императоров — и документы, подтверждающие это, необходимо найти, в том числе договоры, контракты — нанял тюрок на службу, отдавая им десятину с каравана. Образовалось несколько маршрутов. Один из них уже сейчас можно по словарям прорисовать. Тюрки доводили караваны до Черного моря. В Крыму эстафета передавалась германцам. Там, думаю, образовалась «китайская территория» — Го ту («Го» — «государство», «ту» — «земля», «государственная земля»). Это, вероятно, была перевалочная база с конюшнями, складами, казармами. Тюки погружали на корабли, и караван отбывал по Черному морю в сторону Балкан — там, вероятно, был приемный пункт, где товары принимали также готы-германцы и везли их сухопутными путями до Андалузии. Так в историю попадают готы — истготы в Крыму и вестготы в Европе. Не так ли возник самый древний германский этноним — готы? Древние германцы, обитавшие и служившие на важных пунктах Великого шелкового пути, — Го Ту. В готском языке сохранено самое точное название китайского товара. До сих пор этимологи пытаются понять, с чем связаны несколько западных названий шелка. И есть ли среди них исходное? В первую очередь этимологам нужно было бы вспомнить, что шелк производился в Китае. Изучить китайские словари. Увидеть, что в них есть Si — «шелк» и Sidi — «шелковый». Сделанный из шелка товар называли Sidi. Готы сохраняют наименование Sidi, но переносят его не на изделия из шелка, а на материал. В Андалузии, где готы выгружают свой товар, испанцы называют его уже sede. Испанцы везут шелк морем во Флоренцию, и в итальянском языке, основанном на флорентийском диалекте, «шелк» звучит как sedа. Шелк впервые пришел в Италию кружным путем — морем из Андалузии. В Рим шелк пришел другим путем и от других посредников, именовавших себя serik. Это, по-видимому, были тюрки, сопровождавшие караваны по другому маршруту. Римляне назвали шелк «серикус», как и самих китайцев. А что означает «серик» в тюркских языках? «Сопровождающий», «напарник», «ординарец», «охрана». Войска сопровождения и назвали «серик». Этот термин стал в попутных лексиконах основанием для слов со значением «войско», «армия» (сирик, черик, щерик, сара). Маршруты слов способны рассказать о маршрутах народов. Латинский термин «серикус», как убеждены западные этимологи, стал основой английского слова silk. Но, на наш взгляд, происхождение слова объясняется иначе. Тюрки разложили слово «сиди» и заменили суффикс прилагательного на собственный (-лик): силик. Именно этот вариант дошел до Англии в форме слова silk. Все это необходимо тщательно прописать. Многое объяснится, и прежние заблуждения науки прояснятся. Мы инициируем данный проект ради общей гуманитарной истины; если же при этом возрастет значение тюркского языка (ср.: в древнетюркском: silik kyz — «красавица», буквально «шелковая девушка»; в казахском žibek — «шелк», и эпическую красавицу назвал народ Kyz Žibek; далее silik > sirik > serik…), языкознанию убытка от этого не будет.

М.М. Джусупов: Прежде всего хочу сказать большое спасибо за организацию конференции в этом прекрасном месте Европы. Представленные темы удивительно актуальны. Шелковый путь, по которому везли драгоценные товары, всегда сопровождался письмом. Когда в XIX веке европейские ученые расшифровали древнеиндийский язык, обнаружив его сходство с западноевропейскими, в частности, германскими и романскими языками, появился исторический метод языкознания; это стало величайшей вехой в истории лингвистики, которая отделилась в самостоятельную науку. Не менее значительным открытием может стать и сходство, обнаруженное Вами между тюркскими языками и шумерским. К сожалению, стереотипы мышления и идеологические подходы во многом определяют принятие или непринятие той или иной концепции. Концепция Олжаса Омаровича имеет право на жизнь. Теперь по поводу сегодняшнего выступления. По поводу сходства географически удаленных друг от друга языков, например, индейских и тюркских: исследования в этой области ведутся. Написана книга Ахмедова. В этом русле работают наши азербайджанские коллеги. Слово живет более, чем 2 тысячи лет. Возьмем слово «курт» («башкурт» — «главный волк») — слово, которое дошло до нас, несмотря на появление синонимов. Иной вопрос — сохранение или утрата семантического объема слова или его фонетические трансформации. Например, слово «шамал» («самал»), обозначающее север и — вместе с тем — ветер, вместе с которым приходили холода. Или слово «кант», прежде несущее значение «большой город», а на уровне синхронии синонимически тождественное слову «кент» — «городок», «маленький город». У слова «серик» в современном казахском языке есть синонимы «жолдас», «жолаушы» («спутник», «товарищ»). Серик — «сопровождающий», сери — «витязь, воин». Корень сер-. В всех тюркских языках корень всегда имеет значение. Если внутренняя форма корня не эксплицируется, значит, слово заимствовано. Интересно происхождение слова «жан», структурного элемента таких слов, как «Азербайджан» и прочих. Во всех современных тюркских словарях происхождение объясняется персидским «душа», «дух», «живой», «обладающий жизнью». Возникает вопрос о связи этого слова с китайским «жень» — «человек». Китайское «жень» и заимствованное тюрками из персидского «жан» — фонетические модификации одного и того же слова? Какова тогда траектория его перемещения — из китайских языков в иранские, а оттуда — в тюркские, или наоборот? Я согласен с Вами и по поводу закона чередования НЛР. Мы ведь говорим Албания и Алмания; переход звука в иное качество доказан состоянием современного казахского и узбекского языков. Я считаю, что нужно теперь искать и перекрестные маршруты других слов. Думается, что нужно будет издать словарь, где Ваши изыскания были бы объединены.

О.И. Валентинова: Мы сталкиваемся сейчас с феноменом в истории науки. Всегда, когда появляется личность, которая пытается преодолеть разрыв между науками, возникает скандал. Прецеденты, связанные с преодолением этого разрыва, были в истории науки. Можно вспомнить личность Л.Н. Гумилёва, Г.П. Мельникова. То, что делает Олжас Омарович, тоже связано с преодолением разрыва в науках естественных и гуманитарных и между различными отраслями гуманитарных наук. Я хотела бы привести здесь уникальную работу Стивена Толмэна «Человеческое понимание». Он исследует историю развития естественных наук, где можно экспериментально подтвердить свою гипотезу. Но даже там появление нового сталкивается с мощнейшим сопротивлением окружения. Квантовую теорию агрессивнее всего воспринял Эйнштейн, который «только что» пережил неприятие своей собственной теории относительности. То, что было предложено нам для обсуждения Олжасом Омаровичем, должно решаться серьезным научно-исследовательским институтом, потому что речь идет не только о том, чтобы создать сравнительную палеоархеологию, палеографию, палеолингвистику, но и о том, чтобы результаты этого сравнения привести в соответствие с теми знаниями, что уже накоплены наукой, и сократить разрыв. Мы абсолютизируем условность, забывая о том, что она когда-то была принята для удобства анализа. Разделив синтетическое знание на отдельные науки, мы подошли к такой ситуации в познании, когда стремление синтезировать информацию встречает сопротивление. Как человек традиционной исследовательской мысли, я пользуюсь логическим мышлением. Но мы знаем, что существует мышление образное, и оно работает тогда, когда бессильно мышление логическое. Образ помогает преодолеть то, что недоступно логическому мышлению. Есть мистическое прозрение, есть святые, которые воспринимают информацию, недоступную другим людям. Но есть и особый тип мышления, синтетический, сочетающий поэтическое, интуитивное и логическое. Это то, что делал В. Хлебников (не облекая, правда, слова в научную форму) и то, что делает сейчас Олжас Омарович. Эти интуитивные связи дают пищу для логической науки. Это сложнейшая работа. Существование системы гипотез должно быть, мы должны смотреть, какая из гипотез, имеющая право на существование, требует дальнейшего подтверждения и аргументации. У нас ведь нет даже сравнительного атласа миграции человечества, чтобы видеть, какие миграционные пути опираются на данные археологии, какие находятся на стадии гипотетических и какова при этом доказательная база. Должна вестись колоссальная работа учеными разных специализаций. Что касается той протопроблемы, с которой Вы начали свое выступление. Для человека с абстрактным мышлением знак условен. Для него условно и произвольно и соотношение знака и значения. В конце концов, всегда может быть создан контекст, где любому произвольному знаку может быть подобрано соответствующее значение. Но совершенно очевидно, что чем исторически, хронологически отдаленнее эпоха, тем безусловнее и сакральнее будет связь между акустическим и графическим, между значением, поведенческими знаками и т.д. Эту связь надо восстанавливать. Конечно, поначалу она будет гипотетической. Но, на мой взгляд, неслучайно отобраны обозначения животных и актуализирована их связь со светилами. Олжас Омарович, Вы относите их к новокаменному веку? Ведь в древнекаменном веке были живописные наскальные изображения. У В. Микушевича, поэта и переводчика, есть интересные наблюдения по этому поводу. Он говорит о том, что живописные наскальные изображения животного (например, быка) возникают тогда, когда человек не ощущает разрыва между собой и животным (как продолжением себя) до такой степени, что просит его согласия на добровольное жертвоприношение и прощения за то, что животное было убито. В новокаменном веке идет схематическое изображение животного, и в финикийском алфавите изображение быка «достраивается» по первой букве алеф.

Сулейменов О.О. и др. Вестник РУДН. Серия: Вопросы образования: языки и специальность. 2018. Т. 15. № 1. № 4. С. 128—165

138 ПОЛИЛОГ

О.О. Сулейменов: В древнекаменном веке быка тоже изображали через деталь — рога. Этому помог месяц на небе экватора.

О.И. Валентинова: Вы считаете, что уже тогда была подобная схематизация?

О.О. Сулейменов: Месяц увиделся, как золотые рога черного небесного быка.

О.И. Валентинова: Тогда эта связь становится еще более органичной.

О.О. Сулейменов: Изначально я полагал, что первично натуралистическое. Теперь я считаю, что путь человеческого восприятия шел и от символического к жизнеподобному.

О.И. Валентинова: Здесь важно правильно идентифицировать время, и к такой работе нужно привлечь специалистов. Сегодня устанавливают хронологию изображения — символического, натуралистического и других. Работают и химики, и многие другие эксперты.

О.О. Сулейменов: В пещере древнекаменного века в Средиземноморье изобразили «убийство Луны»   . Это же замечательно. Круг, пораженный копьем, — образ, данный трижды, как клятва: «Убивая Луну, признаю Солнце!». Это ближе к новокаменному веку.

М.Э. Дубровина: С чем Вы связываете тот факт, что поклонение Луне появилось раньше, чем солнцепоклонничество?

О.О. Сулейменов: Прежде всего с климатом. Люди жили тогда на Экваторе, где прохладное ночное светило почиталось Богом. На Экваторе можно жить только ночью. Это спокойствие, свет, прохлада. А Солнце — это раскаленный Дьявол, Демон, а не Бог. Знак Луны ( ) был первичнее знака Солнца (  ) — это несомненно.

О.И. Валентинова: Любое исследование, которое связано с доказательством неслучайности, должно в науке развиваться и закрепляться. Нужно менять точки отсчета.

О.О. Сулейменов: Исследователь сложных графем и звуковых сочетаний должен быть готов отличать случайные комбинации от неслучайных, грамматических. Например, этимология слова «шелк». Си — это шелк. Сиди — шелковый. Появляется тюркский вариант прилагательного silik > sirik. Название товара переходит на отряды сопровождения. Шелк — армия сопровождения шелка — армия — войско. По этой линии уже можно строить историю взаимоотношения тюрков, монголов, германцев, славян, прибалтов. Такова схема. Самое главное — в истории слов сохраняется история этносов, взаимоотношения народов, маршруты их переселений, сам характер их отношений.

О.И. Валентинова: Можно реплику? Меня всегда восхищала судьба словаря Фасмера. Ведь перевод его на русский язык лучше, чем исходный словарь. При переводе в каждую статью добавляли все гипотезы, существующие в науке в то время. Как можно представить лексикографически то, что Вы делаете? Если бы словарная статья давала возможность посмотреть на ход мысли автора и сравнить его с другими предположениями, научная информативность такого издания дала бы возможность сравнения, сопоставления, обсуждения; это было бы очень востребовано.

О.О. Сулейменов: За эти десятилетия я изучил множество этимологических словарей. Все они касаются поверхности истории слова. Ни один этимологический словарь не нашел, к сожалению, истоков слова. Этимологический словарь должен быть связан с образным письмом, с письменным обозначением слова. С появлением алфавита эпоха словотворчества прекратилась. «1001 слово» — это не этимологический словарь какого-то национального языка. Это — универсальный словарь, объясняющий генезис слов, созданных до появления буквенных систем в Древнем Средиземноморье и ближайших к нему регионах. Я согласен, что начальные статьи нашего словаря «1001 слово» необходимо публиковать в сравнительном режиме. Предлагаю в завершение нашей беседы новеллу «Утро этимологии» (она будет дана в Приложении), где приведу 2-3 примера определения генезиса слов, сопоставляя их с предположениями Макса Фасмера.

О.И. Валентинова: Маковский ищет содержание слова в том числе в букве. У него много исследований по этому поводу.

О.О. Сулейменов: Матерь слова — это, конечно, протоиероглиф. Чистое изображение предмета без фонетических добавок и утяжелений. Название первого иероглифа становится словом после того, как образ толкуется. Это словарь будущего, когда все письменные знаки будут восстановлены. Этимологии, с которыми мы имеем дело, касаются лишь фонетических вариаций и семантических угадываний первоформы слова. Мы стоим у истоков настоящей этимологии. Фасмер замечательный, но о происхождении европейских названий шелка у него не прочесть. Как не прочесть об этом ни у кого другого. Только у нас — новых этимологов. У.М. Бахтикиреева: Дорогие коллеги, я хотела бы остановиться вот на чем. Мы присутствуем на удивительном мероприятии. Рядом с нами находится человек, которого можно назвать Вселенной. Вы гений, гениальный человек, чаляби — человек чувственного ума. Вот эта книга — первое издание «Аз и Я», и я верю, что это издание дойдет до моих внуков, и они будут читать ее, как настольную книгу. Прошло 42 года, а некоторые ее места продолжают оставаться для меня загадкой. Несмотря на то, что тип научной рациональности изменился (а сейчас принято говорить о постнеклассическом типе знания; о том, что в качестве метода можно привлекать и интуицию, и догадку; о том, что единичное нельзя отбрасывать, а локальная истина каждого очень значима; что все мы «контекстуально обусловлены»), мир увеличивается в численном отношении, соответственно, увеличивается и число исследователей, ученых и истин, и мы зачастую друг друга не слышим. Мы живем в эпоху перехода, который не можем осмыслить изнутри и посмотреть на него извне. Происходит мощный парадигмальный сдвиг в сознании человечества, который мы пока не можем осмыслить. Что делать? Я согласна с тем, что говорят философы. Когда человечество перешло на письменное осмысление окружающей действительности, этот процесс сопровождался чудовищной деградацией общественной памяти. С другой стороны, сейчас мы до сих пор не понимаем, что делать с нанобиоинфокогнитивной революцией. Интеллектуалы понимают, что без данных, наработанных гуманитаристикой, эта революция способна уничтожить человека как вид. Меняется онтология, меняются гносеологические основания науки. Мы говорим о смене эпистемологической позиции исследователей, о том, что мы можем оставаться пристрастными (как говорит глава Московской психолингвистической школы Е.Ф. Тарасов), что исследователь в рамках постнеклассической рациональности не может не быть пристрастным. Сейчас много говорят о трансдисциплинарном подходе как о наиболее конструктивном, так как он предполагает исследование комплексных проблем на нескольких уровнях. Принцип такой организации знания основан на взаимодействии дисциплин, и связанный с этим типом постнеклассической рациональности постулат гласит, что знания неотделимы от субъекта. Если субъект генерирует, развивает, транслирует знания, то он исходит из собственного опыта. Но насколько субъект — исследователь, лингвист, гуманитарий — готов это понять, осмыслить и донести до своего адресата? Несмотря на все трудности, с которыми мы сталкиваемся в образовательном процессе в высших учебных заведениях, мы должны транслировать это знание. У меня тоже возникает «журавлиный косяк вопросительных знаков». Много вопросов о том, КАК это сделать. Мы стараемся в аудитории увлекать своих студентов. В последние 10—15 лет много говорим о трансдисциплинарном подходе, а в «Аз и Я» это было сказано 42 года назад. Нехватка знаний не означает, что не следует и пытаться идти дальше. То, что Вы говорили о великих миграциях, о глобализации, десять лет назад говорил ректор университета ООН Ганс ван Гинкель, называя эти процессы так же, как Вы. Он так же приходит к выводу, что гунны дошли до Европы, что культуры не «приходят готовыми», а находятся в вечном процессе взаимодействия и синтеза. Глобализация не является приметой нашего времени. И гунны — глобализация, и Великий шелковый путь — глобализация. Я заканчиваю свое выступление тем, что на страницах «Вестника» мы сделаем это обсуждение серьезной дискуссионной площадкой. Думаю, необходима серия статей, которая бы обрисовывала Вашу концепцию, ее нужно популяризировать. Вы — ризома. Передаю Вам привет от руководства нашего университета и лично от Н.С. Кирабаева. В рамках проекта его службы мы попытаемся еще раз осмыслить Ваш подход к науке, создать контест-площадку в нашем журнале. К сожалению, не смог приехать М.А. Рыбаков. Осмысление творческого и научного наследия Олжаса Омаровича мы начинали с С.Ю. Преображенским. Надеюсь, мы сможем выработать алгоритм для дальнейшей работы.

О.О. Сулейменов: Это может стать хорошим проектом для РУДН. Вяч.Вс. Иванов — последний из представителей старой школы индоевропеистики, которая уже перестает существовать. Изжила себя. Ничего нового не породила. А то старое, что пытается развивать, не имеет смысла. Я долго думал над тем, как на Апеннинах появились латины в VII веке до н.э. Что этому предшествовало? В Малой Азии случилась засуха. Корабли разведчиков отправились во все стороны света с миссией найти землю, где нет засухи. В те времена они назывались еще хеттами. Некоторые отряды дошли до Северной Индии в начале I тыс. до н.э. Они пришли туда со своей верой в Бога-отца (Deūs Piter). Они насаждали эту веру, для чего был создан язык — санскрит. Многие слова латинского языка и санскрита совпадают, отсюда возникла индоевропейская теория. От берегов Средиземного моря туда, в Индию, прибыли предки латинян, принесшие своего Бога. Diavus-pitar — Бог-отец. В одном случае слово «Бог» прочитывается как Deūs, в другом, самом древнем — Ju (сохранилось в легендарном Ю-питер — «Бог-отец»). Еще без показателя мужского рода -us. Когда шло насаждение иных ценностей вместе со словами, санскрит стал языком индийских священных книг. Я задался вопросом, откуда произошло слово «санскрит»? Этимологизацию этого термина можно было провести очень давно. Оно происходит от латинского “san scriptum” («священное писание»). Миссионерами религии Deūs Piter (Diavus-pitar), по-видимому, были проитальянцы (хетты). Только итальянец произнесет латинское sanct scriptum > sanscritto. Спросите любого школьника на улицах Рима.

С.В. Дихтяр: Я хотела бы вернуться к выступлению Олжаса Омаровича и привести несколько примеров. Очень интересной мне показалась этимологизация слова «шелк». Впервые представлена версия, благодаря которой можно восстановить два маршрута перемещения товаров вместо общепринятого одного. Аналогична ситуация с другим товаром — чаем. Исходная точка его распространения — также Китай. Мы имеем две «ветки» распространения товара по миру и, как следствие, два варианта произношения его номинации («ча» и «ти»). Название «Великий шелковый путь» (1877 г.). В IV веке уже встречается название «Большой путь торговли шелком», в том числе и слово serikum. Мне кажется интересным проследить эти пути и сверить уже открытые маршруты. Когда я была в Индонезии, я обнаружила, что узоры на местной ткани — тнун и кат — повторяют знаменитые абровые узоры Ферганской долины. В Эквадоре, в Музее экватора, я увидела ту же ткань с тем же названием — тнун и кат. Эквадор, Индонезия, Средняя Азия. Меня поразила эта траектория, близкая тому, о чем Вы сегодня рассказывали. Еще один пример связан с культом Быка. Индонезия, остров Суматра, где до сих пор на части острова сохранился матриархат. Там есть народ минангкабау. Крыши домов этого народа сделаны в форме рогов буйвола. В этих домах живут до сих пор.

О.О. Сулейменов: Это не рога, это луна. Знак Бога.

С.В. Дихтяр: А сейчас несколько слов о том, как реализуется проект «Шелковый путь» в области туризма. Мы понимаем Великий шелковый путь как передвижение людей, товаров, идей с территории современного Китая в Европу. Его условные исторические границы — II в. до н.э. — XV в. н.э., протяженность — около 12 тыс. км. Аналогов этому явлению в мире нет. В 1994 году Всемирная туристская организация обратилась к наследию Великого шелкового пути. Отправной точкой стал Самарканд, где была подписана Самаркандская декларация о поддержке проекта «Великий шелковый путь». В настоящее время он объединяет 33 государства, включая Китай, Среднюю Азию, Европу. Выделяется морской путь. Страны объединяют свои усилия, чтобы использовать наследие этой великой трассы. Что могут сделать специалисты нашего направления для обозначенной сегодня проблемы? Туризм междисциплинарен. Историки, археологи и другие специалисты работают сообща. В 2017 году при поддержке Межгосударственного фонда гуманитарного сотрудничества начат большой образовательный и научно-исследовательский проект, участие в котором принимают семь государств СНГ: Армения, Азербайджан, Казахстан, Кыргызстан, Узбекистан, Таджикистан и Россия. Мы пытаемся объединить исследователей для решения вопросов культурно-исторического наследия Великого шелкового пути. В октябре на базе РУДН мы провели большой симпозиум, где все команды представили результаты своей работы. Мы планируем продолжать этот проект. Что должно стать следующим шагом? Хотя мы не рассматривали собственно языковое наследие, нематериальное духовное наследие все же входит в круг наших исследовательских интересов. Возможно, на следующем этапе мы сможем сместить акценты. Результаты, полученные объединенными усилиями студентов разных стран, позволят нам продвигать проект в дальнейшем и в это направлении.

О.О. Сулейменов: Можно разработать несколько маршрутов Великого шелкового пути, основываясь на представленных лингвистических данных о распространении названия шелка. Например, «готский маршрут» от Крыма до Андалузии. Из Андалузии — морем — до Флоренции. Второй маршрут — «силик» — приведет к Британским островам. Этот маршрут пролегал через Северную Европу до Британии. Оттуда он распространялся в Восточную Европу, превращаясь в «шелк». «Силик» постепенно превращается в «серик» и доходит до Рима (sericus), что на латинском означает и «шелк», и «китаец».

С.В. Дихтяр: Интересно, что Великий шелковый путь проходил и через территорию России. Вы уже упомянули Крым, но есть еще и Дагестан, Ингушетия.

О.О. Сулейменов: Думаю, это уже был морской путь, проходивший через Малую Азию; seric трансформировался в черик, челик — армию сопровождения. Из Малой Азии судно с шелком могло дойти и до Рима. Необходимо найти, где это слово сохранилось по пути в Рим. Невероятный масштаб. Мощь империй — Восточной и Римской… Их взаимодействие, давшее толчок последующим великим переселениям. В XV веке начались обратные процессы — завоевание Востока, поиски морских путей в Китай и Индию, колонизация…

М.Э. Дубровина: Я тюрколог, занимающийся тюркскими языками. Все это время я думаю над тем, насколько значима в истории сила личности. Любая наука консервативна; мысли, отличной от традиционной, очень сложно пробиться наружу. Более 20 лет изучая тюркологию, я сталкиваюсь с вопросами, ответов на которые наука не предлагает. Нельзя заниматься наукой — как и любой областью человеческой деятельности — в отрыве от исторического контекста. Сегодня встал вопрос о необходимости рассматривать доисторическую эпоху в развитии человечества (то есть глубже, чем за 5 тыс. лет существования письменной культуры). Не всегда археологические находки дают объяснение многим фактам. Теперь я понимаю, почему китайская письменность возникает позже шумерской (XIII в. до н.э.). Я исхожу из теории моногенеза письма: письмо возникло в одном географическом секторе и впоследствии распространилось по миру (в отличие от теории полигенеза). Эта концепция хорошо накладывается на Вашу гипотезу о Средиземном орье как промежуточной прародине человека. Можно хронологически восстановить «продвижение» иероглифической письменности на Восток. На очень многие вопросы лингвистики мы могли бы ответить, руководствуясь этим пониманием. Ученые спорят о разрозненных идеях, не имея перед собой целостной картины. 95 процентов людей мыслит стандартно. Оставшиеся пять — нестандартны. Нестандартный взгляд на известные вещи нам и следует продвигать. Вы убедили меня как человека извне, а это тоже очень важно: посмотреть, насколько концепция доступна. Мы должны ее материально оформить и сделать доступной для общественности. Идея продвигается единомышленниками. Несмотря на то, что я профессионально никогда не касалась этимологии, я поддерживаю Вашу концепцию глобально. Этот подход логичен и, в отличие от многих существующих, не надуман. Слово может попасть в иной язык и культуру самыми разными путями. Необходимо об этом писать и поддержать эту идею. Спасибо организаторам за возможность приобщения к ней.

О.А. Валикова: Присоединяясь к словам, сказанным Маргаритой Эмильевной, отмечу, что нам следует вооружиться принципом “Ignoramus”, с которого началась эпоха великих географических открытий. Если мы вспомним, как выглядели карты до XV века, мы увидим, что мир на них изображался как познанный. Если участки Terra Incognita и существовали, графически они всегда заполнялись различными условными элементами (в том числе мифическими), чтобы создавалась иллюзия познанности. В XV веке появляются лакунарные карты; все пространство вокруг признается неизведанным, и это становится импульсом к дальнейшему познанию мира. Сегодня таких пятен по-прежнему множество. Расшатывается само наше понимание теории глоттогенеза. Мы привыкли полагать, что праиндоевропеистика делит языки на ностратические и афразийские, которые гетерогенны по системе, структуре, типу. Однако если посмотреть на проблему с позиции предложенного Вами подхода, картина будет представляться иначе. Предположим, что человеческий вид (а именно Sаpiens, потому что существовало как минимум шесть видов человека, и только Sapiens выжил в процессе биологической эволюции) зародился 100—140 тыс. лет назад. 70 тысяч лет назад произошла первая когнитивная революция, результатом которой — по разным причинам, одной из которых биологи называют историческую случайность, — у Homo sapiens развиваются центры Брока и Вернике, и он обретает способность говорить и делиться своим знанием с себе подобными. Язык начинает развиваться (существует теория «Там лев у реки» — по Н.Ю. Харари, когда сородичей нужно было предупреждать об опасности, и теория сплетен, согласно которой язык служил инструментом укрепления внутрисоциальных связей). Ученые полагают, что человек выжил благодаря своей способности воображать то, чего нет, и верить в это в том числе и благодаря языку. Об этом свидетельствуют многие артефакты культуры, в частности найденные «химерические» статуэтки (такие, как человек-лев). Попытка установить корреляцию между божеством и знаком очень органична. Человек был способен воспринимать целое через часть и наоборот, то есть мыслить метонимически. Приведенные Вами примеры того, как лунопоклонничество сменилось солнцепоклонничеством в контексте новых климатических обстоятельств, демонстрирует, как может наполняться новым содержанием уже существующая форма знака и как реализуется принцип отрицания и принцип отрицания отрицания. Все, что было сказано, представляет собой сюжетную схему, но разворачивалась она на протяжении 68 тыс. лет — до того периода, когда произошла аграрная революция и человеческие коллективы начали оседать на более-менее стабильных территориях. Аграрная революция была связана с освоением земледелия. Если принять за точку отсчета предположение, что язык зародился у единого первичного этноса, который впоследствии мигрировал и разрастался, то мы придем к выводу, что у человечества и единая языковая первооснова. Тогда и на теорию транскультурации можно будет посмотреть с новой стороны и подойти к ней более аргументированно. А это важно не только с точки зрения объективации исторической истины, но и с точки зрения нашего нынешнего жизнеположения — «здесь и сейчас». У нас очень гетерогенное по своему составу сообщество, которое пытается, с одной стороны, доказать свою автохтнонность, «которая была всегда», а с другой — интегрироваться в глобальный социум. Теория транскультурации помогает нам понять, что мы едины и в процессе исторического (в том числе языкового) контактирования обретали свойства, которые нельзя назвать просто химерическими. Очень интересно будет посмотреть, как слова реагировали на различные исторические обстоятельства, а вместе с ними видоизменялись и способы когниции. Мы ведь заимствуем не только слово, но и всю его палимпсестную природу (и даже дериватологическую модель). И здесь ожидаются самые интересные результаты.

У.М. Бахтикиреева: «Нет в науке проблем неразрешимых, но есть неразрешенные» (О.О. Сулейменов).

Г.И. Исмаилов: Ваша этимология охватывает древние пласты человеческой культуры. Вы исследуете истоки человеческого языка через понятие предмета и его обозначение в графике и в языке; каким слово дошло до сегодняшнего дня, в каком фонетическом варианте? Современные этимологические словари не дают нам этой информации, так как написаны в другой методологии. У них другие задачи и цели. Теперь необходимо подготовить этимологическую часть отдельно. Возможно, следует подготовить учебное пособие для широкой аудитории. Введением к такому пособию может служить «Код слова», дающий обширную информацию, несмотря на свой малый объем.

  1. ЗАКЛЮЧЕНИЕ

О.О. Сулейменов: Для меня важно, чтобы ваши студенты поняли, с чего начиналось искусство Словотворения. Жрецы — первая интеллигенция — создавали первые слова. Человек пришел в мир с одним — уже утраченным — звукосочетанием, как и все другие млекопитающие. Но он отличался от братьев по природе своей способностью подражать; он называл их по именам, которыми они сами себя называли. Первый этап создания человеческого языка — звукоподражательный. Когда человек назвал всех звучащих животных, развил свой речевой аппарат, научился мычать, шипеть, блеять, лаять — тогда он начал называть и немые предметы. А как назвать их иначе, кроме как по подобию? Так он рога быка сравнил с месяцем и назвал месяц бычьим именем. Начался этап знакоподражания. Этот период языкотворения оказался самым протяженным; он дошел до буквенного письма. Это совершенно необходимо знать всем лингвистам. На этой базе и возможно развитие филологии. Студенты должны с самого начала понимать, как появлялся язык. Одна из первых баз создания языка — Древнее Средиземноморье.

Знаки, возникшие там, древнее шумерских. Знаки Солнца, принесенные в Шумер предками тюрок, возникли в другом месте. Из этого же региона вышла культура майя, в которой сохранилось название луны — U. Потом мы находим это свидетельство в латинском алфавите (V в. до н.э.). В Древней Передней Азии сохранился северный вариант начертания месяца, что говорит о пришельцах с более северных широт. На знаках луны (южной и северной) выстраиваются впоследствии знаки солнца, которые, возникнув на северных берегах Средиземного моря, дошли до Тихого океана и дальше — до Южной Америки. Все эти вопросы могут быть решены только совместными усилиями.

WORD CODE

O.O. Suleimenov, U.M. Bakhtikireeva, M.M. Dzhusupov, O.I. Valentinova, S.V. Dikhtyar, M.E. Dubrovina, O.A. Valikova, G.M. Ismailov

This discussion took place on December 3—6, 2017 in Karlovy Vary. Its initiator was the foundation “Culture”, headed by O.O. Suleimenov, a well-known poet and authoritative thinker of our modernity. Participants of the Polylogue were scientists from the Peoples’ Friendship University of Russia (Doctor in Philology, Professor Bakhtikireyeva U.M., Doctor in Philology, Professor Valentinova O.I., Director of the Institute of Hospitality and Tourism Dikhtyar S.V., PhD in Philology Valikova O.A.), Uzbek State University of World Languages (Doctor in Philology, Professor Dzhusupov M., Ph.D., Senior Researcher Ismailov G.M.), Eastern Institute of St. Petersburg State University (PhD in Turkology Dubrovina M.E.). The central theme of the discussion was the concept of O.O. Suleimenov about a new approach to etymology as a science. On the example of several time slices, the author reconstructs the routes of movement, phonetic modifications (in some cases — transformations) and word resemantization, citing illustrations and arguments from his own researches and observations.

УТРО ЭТИМОЛОГИИ (NOVELLО)
О.О. Сулейменов
Для прояснения предлагаемой студентам темы «Новая этимология — уточнение истории языков» хочу на двух-трех конкретных примерах наглядно продемонстрировать действенность метода знаковой («зрячей») этимологии. Показать, чем он отличается от фонетико-семантического («слепого») метода, который применен во всех этимологических словарях. Интересно, например, посмотреть, как в Этимологическом словаре русского языка Макса Фасмера исследуется генезис слова утро, сохранившегося в этой форме только в русском и болгарском, в большинстве остальных представлена лексема jutro, ютро, которая и выведена в качестве исходной: «Этимология затруднительна. *Jutro сближают с лит. jau — “ужé”. С другой стороны, пытались связать слав. *jutro — первоначально якобы “время запрягать” со шв. диалектным ökt — “определенная продолжительность работы между одной едой и другой”». И далее на целую страницу приводятся догадки исследователей этого слова, подобные приведенным, еще более отдаленные фонетически и семантически от «праформы» *jutro (Фасмер, IV т., стр. 176).
…Я отыскал в шумерском письме первоиероглиф ut(ud) — «солнце», от которого, думаю, и произошло славянское utro (utra) и древнетюркское utra — «время». Но к этой графеме мы придем в следующем рассказе, а пока обратимся к древнеегипетскому иероглифу Ra — «бог Солнца», более известному научному миру. Именно он стал исходной площадкой для создания целого ряда славянских терминов с корнем ра-. Этой возможности еще не знают нынешние этимологи. Фасмер, например, так пытался определить происхождение лексемы rano — «утро» (чеш.), от которой происходит ранок — «утро» (укр.) и русское слово рано с похожим значением: «Трудно поддается этимологии. Пытаются установить родство первонач. исход. *rāi с лит. rytas, лтш. rits — “утро”» (Фасмер, III, стр. 442).
Священный египетский иероглиф, видимо, был распространен в Древнем Средиземноморье, где жрецы многих иноязычных племен толковали этот сложный знак, выделяя главную, по-видимому, смыслонесущую деталь — Точку. И я убедился, что Точка эта первоначально была красного цвета, что подтверждается названиями этой детали, полученной жрецами в нескольких этносах Средиземноморья. Древние семиты именовали знак египетского бога Солнца Ru, а точку назвали Ru-ben (Rubin) — «Ru — сын» («Солнце-сын», т.е. Солнышко). Но это сакральное значение не дошло до латинского словаря, где осело слово rubin — «драгоценный камень ярко-красного цвета». Древние евреи для названия Точки использовали корень слова с другим гласным: Ra-bin — «Солнца-сын», «Солнышко», которое, вероятно, обрело еще более переносный смысл — стало обозначать священнослужителя — ныне в русском — раввин. В германской среде это древнееврейское слово испытало воздействие фонетического закона — качественной регрессивной ассимиляции. Если в заимствованном германцами слове конечный звук мягкий, то при освоении слова смягчаются и предыдущие звуки. Так, древнееврейское *rabin — «священник» в идиш — rebi. В славянский (русский) еврейское название точки в знаке солнца поступает из германской среды уже со смягченным согласным корня: *рябин и становится названием: 1) красной лесной ягоды (рябина); 2) красной язвы на лице, после которой остается шрам в виде выемки на коже (рябина, рябь). (Предлагаю для сравнения посмотреть в Словаре Фасмера этимологию этих русских слов.)
II В других этносах Точку называли не образно, как в семитских, но используя грамматическое правило сложного первоиероглифа: «Чтобы наименовать деталь сложного знака, отрицай общее название». В германских диалектах Древнего Средиземноморья внешней флексией отрицания, вероятно, был суффикс *-di (-ti), который в конце германских слов утрачивал гласное окончание, превращаясь в -d (-t). Ru (Ro). Точка — *Rudi (*Roti). В результате всех дальнейших системных фонетических преобразований произошли слова rot — «красный» (нем.), rеed — «красный» (англ.). Здесь сказалась регрессивная ассимиляция по качеству конечного звука, перед тем как ему сократиться. И во фр. rouge — «красный» (ruž), и в итал. rosso — «красный» ощущается консонантизм прагерманского названия Точки.
…В славянских диалектах того времени и того региона действовал аффикс отрицания -no (-ni, -na). Ra. Точка — Rano (Rani — «рань»). И в одном праславянском диалекте проявилось самое ранее значение красной точки — Rana — «рана». Красный след от удара копьем (стрелой). Именно это значение можно назвать первичным: рана — это самое художественно убедительное отрицание письменной луны, превращающее ее в свою противоположность — солнечный знак. (Слепым методом (фонетико-семантическим) невозможно сблизить слова рано и рана.) Механизмы знако-фонетико-семантического метода позволяют допустить, что священный иероглиф, опредмеченный в каменном, металлическом, керамическом диске, вместо точки содержал отверстие: потому что изображалась рана. И если предмет имел название, выполненное слоговым письмом, то в зависимости от направления письма могло появиться слово Rano или noRa сначала в одном значении, но потом физическое отличие точки от отверстия должно было сказаться на семантике слова.
…Тюрки увидели этот египетский иероглиф, писанный на папирусе, уже с черной точкой. Чтобы назвать ее, применили отрицающий префикс *ha: Ra. Точка — *ha-Ra. Значения слов: gara (kara) — «черный» (общетюркское), kara — «смотри» (тюрко-кипчакские языки), karaқ — «значок» (в тех же языках). Жрецы приняли весь сложный знак за изображение ока.
III И вот теперь, когда благодаря древнеегип. Ra мы узнали происхождение чеш. rano — «утро», мы можем более уверенно рассмотреть судьбу шумерского иероглифа ut(ud) — «солнце» и его антизнака jut (jud), которые помогут выяснить генезис слов utro — «восход» и jutro — 1) «*заход»; 2) «восход» (ошибочно, под влиянием utro). Как это происходило, рассмотрим в следующей новелле, где коснемся толкований этих знаков жрецами народов Двуречья (Тигра и Евфрата), породивших сюжеты, философии которых уже тысячелетия не дают покоя обществам Передней Азии и всего мира.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *