Записки из прошлого. На наших глазах рождается новая тюркология

У казахов нет летописной истории. Устная не уходит глубже XVIII века (войны с джунгарами). Да и у всех тюрков нет письменно-отмеченного прошлого ранее VIII века нашей эры, когда степное государство (пока называемое Первым Тюркским Каганатом) оставило свои хроники на каменных стелах в Монголии и на Алтае. От этой даты и отмеряют шагами сроки возникновения тюркского письма («примерно Vвек н.э.») и самого тюркского этноса («начальные века н.э.»). А место происхождения, естественно, – «степи Монголии и Алтай».

Я давно не верю этим аксиомам. В университете, в Литинституте, в аспирантуре избежал научености, требовавшей наполнять сознание повторением постулатов Отцов науки вместо знаний, сохранил время для самообразования, которое помогало воспринимать аксиомы авторитетных учебников просто как затухающее эхо некогда громких теорий. Нашел глубокие отчетливые следы пребывания тюрков в Шумере (IVтыс. до н.э.), Древнем Египте (IIIтыс. до н.э.), Древнем Китае (IIтыс. до н.э.), Южной Америке (Iтыс. до н.э.), на Апеннинском полуострове (Iтыс. до н.э.)…

Следы – это тюркизмы в упомянутых языках и письменностях. Готовлю отчет о своей одиночной экспедиции в культуры древнего мира. Назову его – «Краткий курс доистории тюрков». Он будет продолжением и обобщением моих книг «Аз и Я» (1975 г.), «Язык письма» (1998 г.), «Тюрки в доистории» (2002 г.), «Код слова» (2013 г.).

Надеюсь закончить отчет вовремя, если бог благоволит тюркам.

II

В газете «Central Asia Monitor» выступил Александр Гаркавец, самый известный мне тюрколог в Евразии.

…В 1970 г. бульдозером расширяли территорию автобазы в городке Иссык Алма-Атинской области. Копнули бок кургана. Ковш бульдозера наткнулся на бревенчатый сруб, разрушил его. На солнце блеснули золотые предметы. Так случайно делались археологические открытия. Директор автобазы дозвонился до Академии наук. Приехали ученые. Подключилась милиция. Начали собирать золотые пластинки и предметы, разошедшиеся по карманам строителей. В итоге уже не ковшом, а лопаточками и кисточками археологи дораскопали курган. Добыча – тысячи пластинок золотой фольги, из которой делались погребальные костюмы знатных покойников еще в Древнем Египте. Удалось собрать костюм Золотого Человека из Иссыкского кургана (сначала по ошибке назвали кольчугой) и датировать серединой первого тысячелетия до н.э. Но главный результат – благодаря надписи на серебряной чашечке, найденной в погребенье, фигура заговорила.

Я сразу увидел тогда, что эти двадцать семь письменных знаков имели графическую формулу, сближающую письмо с орхоно-енисейским (древнетюркским) или с древнескандинавским руническим почерком. В буквах нет горизонтальных черт, только – вертикальные и диагональные. Такой графики мы не обнаружим в надписях ни одной другой буквенной системы древнего мира. Ни в финикийской, ни в арамейской, ни в происходящих от них – латинской, греческой и т.д.

Такую я увидел и на иссыкской серебряной чашке. Только в тюркском письме горизонтальный штрих этой арамейской буквы пытались превратить в диагональ или вертикаль. Ни в одном древнеперсидском такого произойти не могло. Основываясь только на сопоставлении графических формул письменностей, уже в 1970-м можно было предположить, что иссыкская серебряная чашка содержала надпись древнетюркского рунического письма.

Тогда это заявление не могло быть поддержано официальной наукой. О чем достаточно подробно сказано в статье А. Гаркавца.

Свое тогдашнее прочтение надписи на чаше («Сын хана в двадцать три (года) умер, имя и слава (народа) обратились в прах/иссякли») не считал окончательным, но и оно сказалось на общественном сознании.

А. Гаркавец комментирует реакцию читателей: «…казахи воодушевились, почувствовали себя народом с великой тысячелетней культурой. Но это будет потом, а тогда, в начале 70-х, в адрес Олжаса Сулейменова, который первым высказал эту мысль, понеслись письма от разгневанных читателей. Поэт напомнил об этом в «Аз и Я» – «авторы восприняли наше сообщение, прочтение и выводы как результат незнания «очевидных», «твердо установленных» положений. Как-то: орхоно-енисейское письмо возникло не раньше VVIвеков нашей эры на основе одного из позднейших иранских вариантов арамейского письма. Эта дата подтверждается незыблемыми в тюркологии авторитетами: следовательно, иссыкскую надпись никак не можно относить к тюркским рунам. Скорее всего, чаша с надписью занесена из стран, применявших арамейское письмо, вероятно, из Ирана и случайно попала среди утвари в курганное захоронение. Таким образом, содержание надписи не должно отражать ситуацию, то есть это не эпитафия. Следует ожидать, что надпись содержит ираноязычный или семитский текст». Далее приводятся тексты прочтений – венгерского лингвиста Яноша Гарматта, который в 1999 году прочел по-ирански на хитано-сакском диалекте; востоковеды Селахии Дикер и Эдуард Хуршудян предложили свои версии прочтения на иранском; россиянин Сергей Рябчиков – славянский вариант и т.д.

«Линию тюркских прочтений продолжил казахстанский ученый, крупный специалист в области руники Алтай Аманжолов. Вот его версия – «Чужой, опустись на колени. (Да будет) у поколения пища». И другой вариант: «Старший брат (это) очаг для вас! Незнакомец, преклонись. Потомство (пусть имеет) еду»». Приводятся прочтения и узбекских тюркологов Насимхона Рахмонова и Рустама Абдуманапова…

Можно было привести еще и еще. Их много накопилось за прошедшие полвека, по-разному далеких от истины.

Прочтение и самого Александра Гаркавца не всех устроит: в нем обнаружено обращение не к юноше, а к девушке – «Дева-герой, выпей, когда мы, отторочив стрелы-копья, будем поминать кочевку». Этот неожиданный поворот подтверждается артефактами – в погребении были обнаружены предметы, несомненно, женские – осколок бронзового зеркальца, например.

Нашей тюркологии (не только казахстанской) давно нечем было заняться, а выступление А. Гаркавца способно оживить эту среду. Для тюркологии, я считаю, важно, что такой опытный профессионал не просто признал, а убедительно доказал, что в сакском захоронении середины первого тысячелетия до нашей эры (то есть за тысячелетие до официально признанной даты возникновения тюркского письма) была обнаружена тюркская надпись. Таким образом, можно считать, что уже почти полвека мы имеем первый обнаруженный археологами говорящий артефакт. Говорящий на тюркском языке.

III

Я читал статью Александра Гаркавца, когда у меня на столе лежала стопка копий моих ранних публикаций: сестры заставляют меня писать мемуары и снабжают материалами. Нашли и статью, напечатанную в майском номере литературного журнала «Простор» в 1968 году. Она называлась «О языке некоторых этрусских надписей (Лингвистические этюды. В порядке обсуждения)».

В ней тоже содержалась «записка из прошлого», обращенная к тюркологам. Но они ее даже не попытались прочесть по вполне понятной причине: этрусские надписи – это Апеннины начала I тысячелетия до н.э., «когда тюрков вообще не существовало».

Существовали, да еще как! Какой-то период были очень заметны именно на Апеннинском полуострове и даже в то самое время.

Мне уже удалась этимология латинского порядкового числительного primus – 1-й, (prima – 1-я), генезис коего латиноведы до сих пор не установили. Я обратил внимание, что не только в латинском, но и во многих других европейских языках это порядковое числительное происходило не от «родного» количественного: unus – 1, primus – 1-й (лат.), one – 1, first – 1-й (англ.), один – 1, первый – 1-й (рус.) и т.д. А выделяющийся в корне порядковых «неродной» *pir(pri)fir,per — был, по-видимому, «родным» количественным числительным «один» в каких-то неизвестных, к тому же неевропейских наречиях.

И я нашел эти неевропейские, в которых порядковые числительные, естественно, происходили от количественных. Ими оказались тюркские. Но и здесь придется доказывать, что нынешние чувашские числительные per – «один», permеš – «первый», таковыми были и почти три тысячелетия назад, и что чувашский порядковый почему-то так понадобился латинянам и другим древнеевропейцам, что они его перенимают без количественного. В европейских порядковое переразлагается: последний слог ассоциируется с окончанием м.р. – *permeš >pirmas – 1-й (литов.), pirms (латв.). В латинский слово попадает, испытав «метатезу плавного» (правило, знакомое славянским языкам) – primus.

Выделяется ложный корень *prem(prim), который участвует в словаре «первобытной демократии», где Первый означало – победитель спортивных и социальных состязаний. Выигравшего награждали знаком Первого – венцом, который назывался premia и титулом premier – «Первый господин».

Первым и трудно преодолимым препятствием на пути признания этой, надеюсь, правды станет сопоставление разномасштабных понятий – могучий Рим и маленькая, неизвестная миру Чувашия. И моему сознанию пришлось годами перелазить через эту препону, как через Великую китайскую стену. У меня не было других аргументов, поддерживающих мою позицию, кроме тех, что отыскивал в словарях – латинском, чувашском и других. Отыскивал и постепенно убеждался в том, что чувашский язык – прямой потомок древнебулгарского, который был мощной ветвью древа тюркских языков, наряду с огузо-карлукской, кипчакской и другими. Общие корни, общий ствол и разные ветви, коих ураганы времени то сближали друг с другом, то разводили надолго. Это видно по тюркским словарям.

В раннем средневековье Византия (Восточно-Римская империя) продвигала христианство на Балканы. Ей долго противостояли восточные народы – тюрки-огузы, арабы, угро-финны… Римляне всех их огульно называли saracin. Ни в огузских, ни в кипчакских, ни в арабских такого слова и этнонима нет. (Итальянцы до сих пор называют просо «сарацинское зерно».) Я нашел исток этого термина в чувашском: saračin – «воин» (sara – «войско», čin – «человек»). Вероятно, булгарское воинство первым давало отпор Византии. Но в итоге не сдержало, и христианство пришло на Балканы. В VIIвеке булгары во главе с ханом Аспарухом создали тюрко-славянское государство Болгария, и оно в Xвеке приняло новую веру.

О сарачинах напоминают названия многих местностей на Украине, в том числе прославленная Гоголем ярмарка, ежегодно проводимая в Сорочинах.

«Чуваши» – происходит от subaš«глава войска» (древ.-тюрк.), что тоже говорит о боевом прошлом булгар. Так что, думаю, не такой уж маленький числом и духом народ bulgar проявлял себя и на Апеннинах, где до возникновения Рима и Римской империи латины еще были начинающим этносом, учившимся у этого, вероятно, могучего соседа. В те годы в борьбе за Апеннины булгары соперничали с другими тюрками, которые также избирали своих вождей, называя их *pirinči. Сравните: pir(bir) – «один», pirinč– «первый» (алтай-кiжи, хакас.), bir – «1», birinč– 1-й (древ.-тюрк.), bir – «1», birinž– 1-й (тур.) и т.д.

В латинском языке не было шипящих, и потому они передавались «свистящими» и «цокающими». Так principus – “князь», восходит к pirinčipi– «Первый властелин» (каз. birinšibi). И ставшее международным титульное слово принц из того же ряда.

В латинском отразились две тюркские традиции величания избранных вождей. В этрусском городе-государстве Lati (ныне регион Лаци в Италии) утвердилась булгарская. Там, победив, кандидат получал символ Первого – венок на голову (назывался – Premia) и титул Premierus[1]– «Первый господин».

Вверх по течению Тибра другие тюрки создали в VIIв. до н.э. город-государство Urba(Urma). Оперившиеся латины, придя из Латии, захватили уже город Ruma(Roma) и усвоили местную традицию величания вождя. Венок на голову победителя – pirinči>prici – «приз». Титул principus – «князь» (лат.). За пять веков утверждения, расцвета и угасания Римской империи по Европе разошлись невидимые тюркизмы – премьер, принц, принцип, приз, премия, прима и, конечно, порядковые числительные – 1-й, произошедшие в I тысячелетии до н.э., когда латины усваивали уроки государственности, почерпнутые у тюрков.

И не только латины, но и древние греки из того же источника получили титул basilios – «царь» (*basili), отличающийся от ilbaš-– «глава страны» (древн.-тюрк.) только другим направлением строки слогового письма, коим пользовались и тюрки до начала эпохи алфавитов. Тогда и возникали слова-перевертыши, слоговой палиндром.

Образный знак-иероглиф сопровождался слоговой подписью. Например, славянские *korva – «корова»,  *topor – «топор», булгары прочли – *vakor>vаcar – «корова», *porto>porto – «топор» (чуваш.)[2].

Эти обнаруженные мной примеры говорили о том, что у булгар и славян была общая слоговая письменность. Отличались направления строки. В древнетюркском писали справа налево, славяне и греки, если судить по приведенным примерам, – слева направо. Это направление победило и при освоении греками и латинянами финикийского алфавита. Хотя в архигреческих текстах строка шла по-финикийски справа налево.

Как значились булгары на Апеннинах, уже можем предположить, вглядевшись в латинское vulgar в позднеримском – «простой народ». Слово ar – «род», «племя», сохранившееся в чувашском, входило в состав многих этнонимов тюркских– булгар, авар, сувар, хазар, татар, джунгар… Последний анализируется сразу: джун – «середина», го – «империя, государство». Так в китайском. Джунго – «Срединная империя», то есть «Китай». Тюрки добавили ар, и сложилось джунгар – «китайское племя». Так нарекли монголов, вышедших из Китая. Будущих калмыков.

Итак, если bulgarvulgar, то, под какими именами выступали в Древнем Мире остальные тюрки, мы еще не знаем.

Поэтому интересно прощупать и остальные такого рода термины, встреченные в латинском. В том числе – «этруски». Таинственный народ, чей язык пытаются расшифровать уже более трехсот лет. Я в начале 1960-х увлекся этой темой. Статья в «Просторе» выражала надежду, что и тюркологи обратят свое внимание на этрусков, потому что в статье содержалось сообщение о «записке из прошлого», прямо адресованной тюркологам. Но они, увы, даже не попытались ее прочесть. Причина понятна. Она была точно выражена словами одного научного (вернее, наученного) работника, который прочел мою статью: «Апеннинский полуостров, начало первого тысячелетия до новой эры. Очень интересно. Но древние тюрки так далеко от родных степей не заходили. Да и сами на свет появились ровно через тысячу лет после этрусков. А так, в общем, очень интересно. С удовольствием прочел». По сути, это было прямое высказывание официальной тюркологии. И эту невежественную позицию изо всех сил укрепляла творческая пассивность этрускологии.

Начиналась моя статья словами: «При нынешнем положении дел в этрускологии перевод хотя бы одного слова этого доселе непонятного языка имел бы исключительно важное значение. Мы до сих пор не знаем ни происхождения этрусков, ни их языковых связей с другими древними народами. Знакомство с литературой по этрускологии позволяет констатировать тот факт, что до настоящего времени ни одного слова из многочисленных надписей, выполненных этрусским алфавитом, ученым не удалось раскрыть».

Приведенный отрывок можно датировать и маем 2018 года, не изменив ни слова. Во всяком случае, мне за прошедшие полвека не встретилось ни одной публикации, которая позволила бы говорить другое.

Писать об этом мне особенно огорчительно и потому, что среди приведенных в статье нескольких этрусских надписей мне увиделись такие, в коих содержались явно тюркские слова.

IV

Но сначала о том, кто такие этруски. Сообщу, что мне удалось узнать.

В начальные века первого тысячелетия до нашей эры Малую Азию (территория нынешней Турции) поразила многолетняя засуха. В древнегреческих источниках есть об этом. И биологи, думаю, могут отыскать подтверждение по данным слоев земной коры.

Народы Хеттии, Карии, Лидии, вероятно, посылали корабли разведчиков в разные края Средиземноморья, чтобы найти территории, где не бывает засух. А такие земли и в древнем мире не пустовали, их приходилось отвоевывать. Особенно такие, как на Апеннинском полуострове, окруженном пятью морями. Одно из них, Тирренское, омывает юго-западную часть полуострова. Именно там высаживались колонизаторы, прибывавшие из Малой Азии. В греческих источниках их назвали – tirren. (Никто пока не знает значения этого этнонима или клички. Пока считают именем мифического вождя пришельцев.)

Полуостров был заселен кельтами, греками и другими неизвестными нам этносами (их обобщенно называют древнеиталийцами).

Одно «древнеиталийское» название новых колонизаторов tursca в латинских диалектах получило разные произношения. В общелатинский словарь попали уже производные tusca и etrusca. (Предполагаем предшествующее *tursca> *trusca[3].) В диалекте, который позже стал основой испанского, стык согласных, возникающий вначале слова, вызывал к жизни протетический гласный е[4]. В испанском и сегодня латинские термины stadionstudent произносятся estadion, еstudent. И примеров такого рода можно найти много не только в испанском, но и во французском и в др.

В латинском словаре выжили только две разновидности термина, произведенные в диалектах, а точнее, в разных языках народов, населявших Полуостров в Iтыс. до н.э.: tuscaetrusca. Вторая получила международное распространение. Этруски создали ряд городов-государств на западе Полуострова, о которых позже возникший Рим вспоминал как о «Двенадцати племенах Этрурии».

Латинское gentis – «племя», имело и более широкое значение – «народ», что этимологически доказуемо. Это сегодня во всех городах Апеннинского полуострова один язык (итальянский), письменно выражаемый одной графикой (латиницей). Но в I тыс. до н.э. 12 племен (народов) Этрусской Федерации, скорее, – конфедерации, говорили (все больше уверяюсь) на разных языках, что, вероятно, надо допускать, разбирая этрусские надписи.

В пассиве этрускологов – более трех тысяч надписей, от однословных до многострочных текстов. И ни одно слово не понято. Цитирую статью. «Вклад 1-го Международного конгресса этрускологов свелся к расшифровке единственного слова tular – «пределы», «граница». В. Деека, А. Торн, Ф. Рибеццо, а за ними С. Мадзарино – авторы этого открытия. Они выясняли значение tular по нахождению его на этрусских межевых камнях и по сходству с умбрским tuder, встречающимся в Игувийских таблицах.

Конгресс признал логичность этих рассуждений и утвердил значение «граница» за буквосочетанием tular. Но от этого решения конгресса tular не стало словом. Оно так и остается мертвым буквосочетанием, неким обозначением одного из возможных понятий, ибо проверить его реальность более живыми аналогиями, чем столь же бездоказательным tuder, нет пока никакой возможности». И сегодня через полстолетия еще нет.

А вот свидетельства многоязычия этрусков начали появляться. Даже в той первой моей статье я привел несколько таких доказательств. Здесь скажу пока только об одном примере из той статьи.

Игральные кости.

«В Этрурии найдено несколько экземпляров игральных костей. На большинстве из них числа обозначены точками. На одной – словами. Это так называемые Отенские кости. На шести гранях фишки начертаны слова.

I va est urti kaius volote[5]

Исследователи проверили эти числительные на «всхожесть» по всем возможным словарям. Без результата. Нет, был один, но им почему-то не воспользовались: эти «слова» были, скорее, цифрами, а не числительными. Числовое значение «слов» выражалось количеством букв. Столь оригинальные цифры были созданы человеком (назовем его Икс), который знал, какие-то другие игральные фишки, где были написаны настоящие числительные. Но на языке Иксу незнакомому. Числовое значение этих слов он понял по первой грани, украшенной универсальной единицей (I),и по последней, содержавшей шесть букв (volote). Последовав по этому, неожиданно найденному пути, он создал из слов, написанных на остальных гранях игрального кубика, буквенные цифры.

Каким был предшествовавший ряд слов?

Я расположил все буквы Отенских костей в сплошную строку

Ivaesturtikaiusvoloteиз нее выделил буквосочетания, по-моему, похожие на слова.

И у меня получилось: Ivaesturtikaiusvolote.

(Латинский алфавит вырос из этрусского. Поэтому приведенные примеры могут быть прочитаны всеми, кто знаком с латиницей).

Три последних группы букв очень напоминали нечто похожее на числительные, которые можно было назвать архитюркскими.

Любой тюрколог почувствует их грамматическую связь, исторически обусловленную последовательность. Мы наблюдаем попытку иотированием передать искусственный мягкий гласный (ius, соответствующий тюрк.üš, üč – «три»).

Если мои предположения верны, то это сложное числительное ikaiusмогло в самом первом, чисто тюркском ряду числительных употребляться вместе с простыми названиями и 3, одновременно составляющими 2+3Iikaiusturtikaiusvolote.

Но со временем тюрки избавляются от сложного числительного ikaius, заменив его словом peš(beš, bes), заимствованным из какого-то индоевропейского[6]. Iikaiusturtbeš (*ikaius)–volote.

Синьор Икс, не согласившись с тавтологией ikaius и ikaius, заменил пару простых числительных на взятые пока неизвестно из какого языка va – «два», es – «три». Так он создает свой ряд: Ivaesturtikaiusvolote.

Это собрание сообщает нам, что Иксу были известны, если не язык тюркский, то, во всяком случае, их термины игры в кости, ставшие ему привычными настолько, что он не вдумывался в их лексические значения. (Как сегодня в Средней Азии и на Кавказе знают распространенную с древности персидскую игру в кости по названию только двух граней «шаш-пеш» – «шесть-пять».)

Но вот следующий знакотворец (Игрек) уже этим знанием не обладал, и потому вынужден был создать из произведения Икса буквенные цифры.

Я попытался выразить весь этот процесс преобразований надписей на гранях Отенской игральной фишки в таблице, подключив для сравнения группу тюркских числительных.

…Как мы видели, тюркское числительное «один» (perpir) на Апеннинах Iтыс. до н.э. восстанавливается по порядковому числительному pirmas (лит.), primus(лат.) от булгаро-чуваш. Permeš (регион Lati). И параллельно существовал в другом регионе (Roma) вариант общетюркского порядкового, воплотившегося в титул principus – «князь», от тюркского pirinč– «первый», pi – «властелин».

В Отенских костях это число, которое, наверняка, уже выражалось словом (pirbirperber), обозначено универсальной единицей. Даже по этой весьма информативной табличке видна некоторая отдаленность булгарской ветви от остальных тюркских. Она проявилась и во время замены сложного ikaius на beš(*peš). Булгары освоили тогда pilek, не известно, откуда взятое. И, возможно, еще раньше появилось у них tavata вместо какого-то слишком прозрачного сложного. Тогда и общетюрки приобрели türt(tört). (Я вижу параллель с индоевропейским *tetir– *tetr– *četr.)

Во всяком случае, требовалось обсуждение неожиданно возникающей ситуации.

Мы рассылали статью по разным адресам. В нашу Академию Наук, в Союзную. Даже в журнал «Советская тюркология».

Получили, помню, ответ, не помню от кого: «Этрусками не занимаемся».

А если бы тогда занялись, то не только тюрки узнали бы, что их предки имели язык и развитую буквенную письменность (этрусскую) две с половиной тысячи лет назад, но и славяне, и германцы, и другие, кто, возможно, входили в число «12 племен Этрурии».

Нам это крайне нужно и сейчас: Евразия наполнена народами и народностями, признанными неисторическими. Мы не имеем письменной истории – свидетельства о рождении. «Записки из прошлого» должны помочь нам, последним кочевникам, возродить жизненный дух – так бродяге помогает полученный вид на жительство. А, если появится, наконец, собранная из обломков глиняных таблиц, обрывков папирусов и пергаментов что-то похожее на историю, – это воздействует на еще юное сознание, как новенький паспорт, полученный в шестнадцать лет. Значит, народ достиг, наконец, совершеннолетия, становится полноправным гражданином Мира, уже не чувствуя себя чужим на своей Родине. Может быть, пятой или десятой Родине, встреченной и освоенной на своем пути.

Вот почему я почти всю свою жизнь копаюсь в глиняных книгах, летописях, игральных костях.

Этрускологи собирали конгрессы, чтобы установить голосованием значение отдельного слова, написанного этрусскими буквами. Тюркологи могут обсудить восстановленный список тюркских числительных на Отенских игральных костях!.. В прошлом обсуждение не получилось. Мы (Фонд «Культура»[7]) соберем имена тюркологов из разных стран. Пошлем им копии статьи, где приведены не только примеры Отенских костей. Проведем заочное их обсуждение, которое и может стать конгрессом тюркологов. Если понадобится, утвердить значение каждого вновь открытого слова голосованием. Итоги предложим опубликовать в журналах «Тюркология» (Баку) и «Российская тюркология» (Москва).

Рождается новая тюркология. Она стимулирует развитие нового языкознания, а, значит, и новой мировой историографии.

ххх

[1]erus– «господин» (лат.)

[2]Слоговые палиндромы приводятся впервые. Они подсказывают причину и буквенных – изменение направления письма.

[3]Метатеза плавного (перестановка r) отмечена в славянских и в некоторых итальянских словах. Причина метатезы, как думаю, – мощная инерция конечного открытого слога.

[4]А это действие инерции начального открытого слога, проявляющейся в ряде романских языков.

[5]G. Buonamici. Epigrafia etrusca. Firenze, 1932, p.406.

[6]Penta– пять(греч.), *penti>peti, pet, piati(славянск.). Только в польском сохранился носовой – penči– «пять». Или иранск. pendž,piandž– «пять». Если бы тюрки заимствовали это числительное из персидского, то носовой бы сохранили. Думаю, они воспользовались одной из славянских форм.

[7]Некоммерческая организация частный фонд «Культура» (Non-profitorganizationprivatefoundation«Culture»), Республика Казахстан, 050000 Алматы, ул. Джамбула 26, кв. 24 (юридический адрес) Бизнес-центр Нурлы Тау 5А, офис 232 (приемная), e-mail: info@culturefund.kz, тел. +7-727-3115428

Подготовил Адольф Арцишевский

Автор: Олжас Сулейменов

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *